?

Log in

Jan. 14th, 2011

Владими Владимирович Мацкевич принял сегодня участие в круглом столе, который был запланирован для обсуждения вопросов права в современной Беларуси. В.В.Мацкевич предложил экспертам обратиться к Генеральному Прокурору с требованием провести проверку по фактам (информации), собранным правозащитниками и получившими опубличивание.

В блоге Сергея Кизимы http://serkiz.livejournal.com/85485.html  изложено понимание автора о круглом столе  и гражданской позиции.  В указанном блоге идет активное обсуждение - полезное обсуждение. Моя благодарность автору блога за то, что он стремиться свою позицию сделать публичной и развить дискуссию по вопросам, которые являются предметом общественной обеспокоенности - это дает надежду.

Блог модерируемый, моего комментария и вопроса пока не видно.

Повтояряю тут  дословно: 

если я правильно понимаю, то Владимир Мацкевич предложил Вам обратиться к Генеральному Прокурору Республики Беларусь Григорию Василевичу по фактам, которые изложены в следующем документе http://eurobelarus.info/content/view/9525/53/ .
Изложенное в документе - это результаты опроса граждан, которые были задержаны с 19 на 20 декабря, осуждены и отбывали административные наказания в изоляторах по улице Окрестино, Жодино. Предложенный Вам для ознакомления материал дает основания усомниться в соблюдении прав граждан при задержании, при отправлении правосудия, доступе к правовой помощи, содержании. Возможно, дает основания трактовать изложенные факты, как массовое и системное нарушение прав человека. Обязанности государства в указанных сферах определены Конституцией Республики Беларусь. Генеральная прокуратура по ее прямому назначению осуществляет прокурорский надзор за деятельностью правоохранительных органов.
Что вступает в противоречие с Вашей гражданской позицией, когда речь идет об обращении в Генеральную Прокуратуру с требованием провести проверку? И, если нарушения будут установлены, принять меры прокурорского реагирования в целях обеспечения и защиты прав граждан, исправления отрицательной правоприменительной практики?
P.S. Для восстановления рамочных условий. Проверка условий содержания в следственном изоляторе КГБ Генеральная Прокуратура провела на основании МНОГОЧИСЛЕННЫХ жалоб родственников и адвокатов задержанных. Жалобы последовали в результате отсутствия доступа адвокатов к их подзащитным и на фоне отсутствия информации о состоянии здоровья Андрея Санникова, Натальи Радиной и полном отсутствии информации о состоянии здоровья Владимира Некляева (в сми и в обществе начинали сомневаться есть ли в живых кандидат в президенты Владимир Некляев).



 

Томик Бродского, книжка Людмилы Алексеевой «Поколение оттепели», Даниил Хармс и Евгений Шварц – все, что я нагребла с книжной полки в дому к столику прикроватному за эти недели. Альбом Пиросмани мне близкий друг из Грузии привез.

 В "ПОКОЛЕНИИ ОТТЕПЕЛИ"  у меня дарственная надпись  Людмилы Алексеевой. Книжка была моя, а вот запись взяла Даша Корсак - она жена Саши Отрщенкова (он сейчас в изоляторе КГБ тут в Минске).

Оля Некляева (жена Некляева) моей дочери подарила  позавчера на день рождение сборник стихов Владимира Некляева. Обещала, что Владимир подпишет сразу, как выйдет из изолятора КГБ.
Хармс,  Шварц, , Пиросмани, Бродский по поняным причинам сами по себе, но очень помогают.
Книжный прикроватный столик мой наполнился так.

Почти не сплю и почти не ем с вечера 19 декабря 2010 года. Стараюсь поспать и стараюсь поесть. У меня не получается. Мы, правда, много работали в эти бесконечные дни и этим можно объяснить, что сон и еда отошли на второй план. Не  поехала к близким друзьям в новогоднюю ночь (у нас традиция, мы собираемся в новогоднюю ночь).  Собралась, остановилась в дверях и не поехала. Они ждали, а я не смогла. Мне всегда было необходимо личное пространство и мне почти всегда  хватало короткого времени для восстановления. Сейчас мое личное - это ночь с 19 на 20 декабря. И я  не успеваю переваривать.  

Только сегодня под утро я вспомнила (осознала), как я ушла с Площади. Старалась оставаться до последнего - запоминать. Ушла в момент  основного погрома в относительно безопасную зону - звонить - рассказывать (на месте не брала связь) и на 10-15 минут в дом к друзьям, которые совсем рядом живут (простите - в туалет, ноги и пальцы рук согреть). Вернулась. Уже были почти все разогнаны, наполняли автозаки, оставались совсем мало людей. Ввозле гостиницы "Минск" погнали нас. Когда очередная цепь ОМОНа пошла "дочищать" они оказались ровно у меня со спины. Люди впереди начали ускоряться и потом бежать. Максимально прижалась к проезжей части, остановилась (просто встала). Получила толчек в спину. Отлетела вперед, не упала, и развернулась в обратную сторону. Я решила (РЕШИЛА!) не пытаться убегать. Развернулась лицом  к ОМОНу на кромке с проезжей частью, где уже во всю  шел транспорт. Было очень страшно, но очень холодный рассудок диктовал - или выйду за оцепление, которое гонит вперед или  попаду в мясорубку. Я не геройствовала - спасалась. Они меня выпустили - на пару сантиметров раступилась цепочка - они гнали тех, кто был к ним спиной. Сдела пару шагов и вышла  на дорогу с поднятой рукой. Мгновенно остановилась машина: "Садитесь быстро, мы вас увезем". Уже на ходу закрываю дверь, несколько  минут молчания и по прямой.  "Где Вы живете?". "Спасибо Вам, остановите - я выйду". "Где Вы живете?". "Спасибо Вам, я уже доберусь". "Пожалуйста, не бойтесь, мы отвезем Вас домой". Попросила остановиться за несколько кварталов от дома - мне нужно было идти, быстро идти. 

Только сегодня под утро все это до конца вспомнила.  ОЧЕНЬ благодарна этим людям, надеюсь, что они знают, что я им очень благодарна.

Вышли и в ближайшие дни довыйдут  люди "с суток", которых "паковали" на Площади. Эти люди прожили куда больше. Мы начнем записывать то, что они смогут рассказать.  То, что уже рассказано и написано ужасает. Мое личное пространство пока "замещено" Площадью и пока я это не переработаю и не отработаю мне будет сложно спать и есть. Это не жалоба - это констатация!


  




 

 


Владимир Некляев жив

 Владимир Некляев жив - это лучшая новость за эту кошмарную неделю

неделю нас держали в неведении

неделю над родными таким образом просто издевались

ОБРАЩЕНИЕ

НАЦИОНАЛЬНОЙ ПЛАТФОРМЫ ФОРУМА ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА
ПРОГРАММЫ «ВОСТОЧНОЕ ПАРТНЕРСТВО»

 

24 декабря 2010 г.

Минск, Республика Беларусь

 

Мы, представители гражданского общества Беларуси, объединенные Национальной Платформой Форума гражданского общества Восточного Партнерства

 

оцениваем события по жестокому разгону мирной акции протеста 19 декабря 2010 года на площади Независимости города Минска как грубейшее нарушение демократических принципов и прав человека.  

 

Предварительные действия властей: публичные заявления отдельных государственных служащих, «стягивание» в центр города специальной и военной техники, концентрация силового контингента в центре города, предварительные незаконные задержания гражданских активистов в течение 18-19 декабря, обыски и изъятие имущества, нападение на сторонников кандидата Владимира Некляева, избиение В. Некляева и его госпитализация создавали и нагнетали обстановку страха и чрезвычайной ситуации в столице.

 

Несмотря на это, многие тысячи граждан собрались на Октябрьской площади 19 декабря 2010 года в 20 часов на мирную акцию для того, чтобы выразить свое мнение и поддержать кандидатов на пост президента. О месте сбора мирной акции граждан было известно государственным органам, и все, что обязана предпринять в этих условиях государственная власть – обеспечить безопасность граждан. Вместо этого власти накрыли пространство площади оглушающей музыкально-шумовой «подушкой», из-за чего тысячи присутствующих были лишены возможности услышать выступающих.

 

Это обстоятельство вынудило участников мирной акции протеста выйти на проспект Независимости и начать организованное движение к площади Независимости.

 

Митинг на площади Независимости был подавлен самым жестоким образом. Принятие решения о применении силы по отношению к собравшимся было неоправданным ни с моральной, ни с правовой точки зрения - обеспечения законности, правопорядка, уважения прав и свобод личности. Провокационные действия нескольких граждан, разбивших стекла в госучреждении, были пресечены самими участниками мирной акции, однако были использованы как формальный повод для ее массированного подавления. Многочисленные свидетельства и видеоматериалы подтверждают, что призывов к штурму здания правительства не звучало. Более того, со стороны участников акции следовали настоятельные призывы остановить провокаторов и не оказывать сопротивления милиции. 

 

В ходе разгона мирной акции более 200 человек получило побои, по разным сведениям от 600 до 1000 человек задержано, привлечено к административной ответственности и размещено в изоляторы временного содержания в Минске и в Жодино. Мониторинг судебных процессов выявил повсеместные грубейшие нарушения в ходе их проведения.

 

Последующие действия властей: аресты кандидатов в президенты Республики Беларусь, членов их штабов, нападения на офисы правозащитных организаций и средств массовой информации мы рассматриваем как политически мотивированные преследования политических оппонентов. В настоящее время в следственном изоляторе КГБ по подозрению в совершении уголовного преступления находится 22 человека – все известные политические и гражданские активисты. Состояние здоровья Владимира Некляева и Андрея Санникова вызывает крайнюю обеспокоенность общественности. К ряду задержанных до настоящего момента не допущены адвокаты, что лишает их возможности получить правовую помощь.

 

Государственные средства массовой информации продолжают нагнетать истерию. Мы получаем сообщения о том, что студентам, принявшим участие в акции протеста угрожают отчислением из учебных заведений, а преподавателям и другим работникам государственных учреждений – увольнением с работы.

 

В связи со всем вышеизложенным, мы призываем структуры и сотрудников государственной власти и управления

 

- прекратить тенденциозное освещение событий 19 декабря и тем самым остановить разжигание вражды в обществе;

- освободить из-под стражи всех кандидатов в президенты, членов их избирательных штабов и их сторонников;

- прекратить политически мотивированные преследования граждан, принявших участие в мирной акции протеста;

- обеспечить объективное и тщательное расследование с участием международных экспертов обстоятельств провокационных действий возле Дома Правительства, ставших формальным поводом для разгона мирной акции, установить все личности, которые принимали в них участие, а также их мотивы, и проинформировать о результатах широкую общественность;

- воздержаться от публичных заявлений о виновности или причастности к массовым беспорядкам до окончания следствия и суда.

 

Мы призываем организации, инициативы и всех представителей гражданского общества

- проявить солидарность с задержанными и членами их семей и оказать им всемерную поддержку;

- создать общественную комиссию по расследованию событий 19 декабря, собрать по возможности максимально полные свидетельства фактических обстоятельств событий и восстановить их истинную картину;

- всемерно способствовать соблюдению и защите прав и свобод всех граждан, принявших участие в мирной акции протеста 19 декабря.  

 

 

Подписи

 

Владислав Величко, Спикер Форума гражданского общества Восточного Партнерства, национальный координатор Форума по Беларуси, Международный консорциум "ЕВРОБЕЛАРУСЬ"

Елена Тонкачева, Фонд развития правовых технологий

Ольга Смолянко, Просветительское учреждение "Центр правовой трансформации" 

Галина Черепок, Просветительское учреждение "Центр правовой трансформации"

Ольга Стужинская, Офис за демократическую Беларусь, Брюссель

Владимир Мацкевич, Агентство гуманитарных технологий

Татьяна Водолажская, Агентство гуманитарных технологий

Сергей Мацкевич, Ассамблея НПО Беларуси

Жанна Литвина, ОО "Белорусская ассоциация журналистов"

Татьяна Гацура, Международная хельсинкская ассоциация по правам человека

Игорь Ляльков, ОО "БНФ "Адраджэньне"

Дина Шавцова, ГИ «За свободное вероисповедание»

Светлана Королева, Альтернативная молодежная политика

Вячеслав Поздняк, Аналитический центр «Wider Europe»

Дмитрий Карпиевич, ОО "Образовательный центр "ПОСТ"

Александр Королевич, ОО "Образовательный центр "ПОСТ"

Татьяна Пошевалова, ОО "Центр социальных инноваций"

Леонид Калитеня, ОО «Центр социальных инноваций»

Андрей Егоров, Центр европейской трансформации

Сергей Дроздовский, ОО "Республиканская ассоциация инвалидов колясочников"

Мирослав Кобаса, ПОО "Фонд им. Льва Сапеги"

Ирина Сухий, ОО "Экодом"

Ирина Капариха, ОО «Экодом»

Змицер Чертков, ОО «Экодом»

Ярослав Бекиш, Экологическое товарищество “Зеленая сеть”

Георгий Козулько, Общественный проект «Беловежская пуща ХХI»

Антонина Елистратова, РМОО «Некст Стоп – Нью Лайф»

Александр Адамянц, Центр европейских исследований, Интернет-журнал Новая Европа

Ирина Виданова, Мультимедиа журнал "34"

Александр Ярошук, Беларусский конгресс демократических профсоюзов

Людмила Петина,  "ОО "Женское независимое демократическое движение"

Александр Логвинец, ПОО "Движение "За свободу"

Надежда Мелешкевич, ОО "БК "Дети Чернобыля"

Анатолий Швецов, ОО "Защита прав отцов и детей"


Это письмо выражает то, что мы чувствуем, то с чем не можем справится и не можем научиться с этим жить начиная с 19 декабря 2010 года! Просьба - максимальное распространение!
 
Открытое письмо Светланы Алексиевич Александру Лукашенко

«Уважаемый господин Президент,
как писатель и избиратель, хочу задать Вам несколько вопросов, которые сегодня волнуют многих белорусов.
Что с нами происходит? После 19 декабря мы живем в другой стране. Открываешь утром газеты или интернет, или включаешь телевизор: аресты демонстрантов, задержания КГБ бывших кандидатов в президенты, ночная охота спецслужб за оппозиционными активистами и инакомыслящей интеллигенцией. Длинные очереди возле тюрьмы на Окрестина с передачами...
Мы вернулись в 30-е сталинские годы. Еще немного и начнутся показательные процессы. Обученная толпа будет кричать: "Распни его!", потому что он лучше нас. Бывшие соратники и друзья станут предателями, студенты будут предавать своих профессоров, а профессора будут предавать своих студентов. Учителя своих учеников.
Общество расколото. Уже нет одной Беларуси, уже две Беларуси.
Вас это не пугает?
Я была свидетелем, как в больнице плакали две матери. Две измученные жизнью деревенские женщины. У одной сын — милиционер, у другой — из оппозиции. Из одной деревни. Один писатель, когда я рассказала ему об этом, радостно закричал: "Наши хлопцы добра дали ментам! У них кровь текла!" А Ваш министр гордо докладывал: на "зачистку" ушло семь с половиной минут.
Кто заставил нас воевать друг с другом? Один радуется крови. Другой воюет с собственным народом. И армия — наготове.
Никогда не поверю... И история Вам не поверит, что на площадь вышли "бандиты, террористы и отморозки", а во главе стояли заговорщики — бывшие Ваши соперники — экс-кандидаты в президенты. Там было много моих знакомых и друзей. Я знаю, что они пошли на площадь по убеждению. Напрасно сегодня сыщики что-то ищут в их квартирах. Идеи в головах, а не в сейфах. Вы ищете доллары, а находите убежденных революционеров.
Это была площадь Отчаяния. И если устраивать суд над Площадью, то мы все должны быть уверены, что это были честные выборы. И честные цифры.
Также мы до сих пор не знаем, что на самом деле было возле Дома правительства. Был ли это штурм или провокация? Кому нужна была ЭТА картинка по телевизору?
Я никогда не была Вашей сторонницей, но и в революции тоже не верю. Даже страшусь хаоса толпы. Я за эволюционный путь. И наши люди боятся революции. Но жить по-старому уже никто не хочет. Перед выборами в обществе только начался политический диалог, а Вы тут же его жестко оборвали. Опять страну парализовал страх. Стыдно видеть по телевизору запуганные лица Ваших чиновников. И они, это моя писательская догадка, я надеюсь, думают. И народ думает. И чиновники предают своих правителей раньше всех. Находясь на вершине власти, Вы это знаете лучше меня. И пусть Вас не обманывает то, что народ пока не на улице. Народ сегодня умнее и власти и еще не очень опытной оппозиции.
Вы верите в силу, я верю — в слово. Власти и народу надо говорить друг с другом. А пока мы говорим через окошечко на Окрестина. Того, кто думает иначе, бьют дубинкой по голове. А нам бы вместе говорить, размышлять, думать. И о нашем прошлом. И о будущем.
Вы пообещали, что прикроете Интернет (странно это звучит в 21 веке!). Начали запугивать газеты. А котел нашей жизни кипит. Что там варится — никому не известно. Клапан надо открывать. Дайте людям говорить. Откройте общественную дискуссию. На телевидении должно быть много мнений, а не одно. Страх — плохой поводырь...
Будем учиться жить вместе. Пока никто этого не умеет. Но нам надо сохранить мир в нашем доме.
Вы победили... Ваша модель "белорусского социализма" сегодня работает. И многих заставила задуматься над потенциалом социализма. И нас, Ваших оппонентов, тоже. Говорю это, потому что хочу быть честной, не поддаться эмоциям борьбы. Боюсь, что в этой взаимной ненависти мы можем потерять то, что больше всех нас, — Беларусь.
Мы все помним, что сделал Ельцин в 1991 году, когда победил путч. Он выпустил всех своих политических противников из тюрьмы. И начал с ними говорить. И этим спас страну от раскола. Может, даже от гражданской войны.
В истории остаются не герои "зачисток", а те, кто мудр и великодушен.
... И как мы с вами будем встречать Рождество?
Трехлетний заложник

Санников - экс-кандидат в президенты иенго жена Ирина Халип в следственном изоляторе КГБ.

Власти пытаются взять нового заложника -- Даньку, трехлетнего сына кандидата в президенты Андрея Санникова и его жены, Ирины Халип, содержащихся в тюрьме КГБ.

Ребенка забрали из детского сада социальные службы в тот момент, когда бабушка с дедушкой привели его туда на рождественский утреник. Когда Люция Юрьевна узнала о том, что внука забрали, она сразу приехала в службу опеки. Ей заявили, что она сможет получить право опеки над внуком только в том случае, если сможет пройти медицинскую комиссию, в чем представители службы "сомневаются".

Сейчас Даник находится рядом с бабушкой в службе опеки.

http://www.charter97.org/ru/news/2010/12/24/34857/

Рождество и Новый год новые беларусские политические заключенные могут провести в изоляторе КГБ. конечно, будем рассчитывать на Рождественское чудо, но давайте отправим открытки.

Адрес:  220050,  Беларусь, г. Минск, Главпочтамт, изолятор КГБ,  а/я 8
(адрес для корреспонденции именно такой - уточнила у бывшей политзаключенной, которая после выборов 2006 года провела в американке пол года)

Поздравляем с праздниками:  

Александр Атрощенков, Дмитрий Бондаренко, Сергей Возняк, Андрей Дмитриев,
Александр Класковский, Владимир Кобец, Григорий Костусев, Анатолий Лебедько, Алексей Михалевич, Владимир Некляев, Анастасия Положанко, Наталья Радина, Виталий Рымаше…вский, Андрей Санников, Павел Северинец, Николай Статкевич, Дмитрий Усс, Александр Федута, Ирина Халип, Александр Арестович, Олег Корбан, Анатолий Павлов

Содержание писем "фильтруется": не пишите лозунгов  и т.д.

Давайте жто сделаем! у них трудные дни - очень трудные!

P.S. корреспонденцию не принимают на Окрестино и в Жодино. Так что открытки тем, кто по административным - только через передачи!

История социальной болезни должностных лиц от здравоохранения.

Так получилось, что в ночь с 19 на 20 декабря я оказалась в Больнице скорой помощи дважды.
Примерно в 0.10, возвращаясь с Площади я решила позвонить Ольге Некляевой и спросить о состоянии здоровья Владимира Некляева. Ольга сказала, что они в больнице скорой помощи, описала ситуацию и я решала, что зайду просто ее поддержать перед тем, как идти домой и может купить лекарств, может привезти  некие необходимые вещи. Мой дом совсем рядом с этой больницей. 
 Я попала в палату, так как быстро двигалась (площадь впечатлила). Пожала лежащемуна больничной койке  Некляеву руку, извинилась перед двумя врачами, которые были в палате. 
Предложила Ольге пойти ко мне ночевать. Ольга сказала, что не уйдет из больницы и что врачи рекомендуют оставаться для дополнительных исследований. 
Спросила врачей что нужно из медикаментов. Они ответили - все есть! И добавили: они без еды все это время, если есть возможность их покормить - это будет хорошо.
Я ломанулась домой готовить еду. 
Минут через 15 перезвонила Ольга, сказала, что в палату ворвались люди в штатском и Некляева увезли, что она сейчас у Главного врача и попросила прийти.
Я ломанулась обратно в больницу без еды.  
К моменту, когда я прибежала, ОЛьга была у Главного врача, он ей справку выписывал о состоянии Некляева.
Они вышли. Ольга сказала, что вызвала милицию и мы должны ее ждать. Конечно ждать! Но наряд не ехал. Главный врач вынес Ольге справку (выписку) и я попросила его вызвать милицию.

Я попросила главного врача больницы скорой помощи (должностное лицо) вызвать наряд милиции чтобы зафиксировать факт "насильственного вывоза" Некляева из реанимационного отделения больницы. Сиренко Виктор Иванович (главный врач) глядя мне в глаза сказал: "Давайте зав
тра это обсудим".

В это время Ольга прочитала выписку и не обнаружила там указания на черепно-мозговую травму с которой Некляева госпитализировали. Я предложила Ольге просить снять копии с материалов по которым Некляева госпитализировали. Она пошла - ей отказали.
Милиция не ехала. Я позвлонила и оставила запрос на вызов наряда, подробно объяснив ситуацию. Милиция не ехала, документы не давали, главный врач был "на обходе".

Потом мой третий вызов наряда милиции. И мне подьверждают, что к нам поехали.

Почему я его попросила вызвать милицию? при всем ужасе этого вечера и уже половины ночи, я понимала, что его вызов не будут игнорировать, как наши  (Ольги - жены Некляева и мой) были проигнорированы. мне показалось, что Главный врач понял почему я его об этом прошу. я старалась подробно объяснить. и я, действительно подумала, что "завтра" он это сделает

 

потом же мы решили дальше дозваниваться сами и ждать наряд. мне тупо с моим юридическим образованием казалось, что именно сейчас нужно наряд вызывать, так как улики, следы шин и т.д. нужно отдать должное - с четвертого раза через дежурного ГУВД к нам был отправлен наряд.

они приехади.

 

Ольгу Некляеву предупредили об уголовной ответственности за ложный донос. и стали записывать. в этот момент НАМ позвонили коллеги и сказали, что официально справка больницы уже дает информацию о том, что Некляев в 0.40 ВЫПИСАЛСЯ из больницы и УШЕЛ своими ногами. я вспомнила "прекрасного" Главного Врача - высокий, средних лет, импозантный,  спокойные глаза. и подумала сама себе: "Лена, ну почему ты такая дура ?" Я правда думала, что он, как Главный врач должен быть возмущен, что в РЕАНИМАЦИОННОЕ отделение врывается бригада "в штатском" и ПО ПОЛУ, завернув в одеяло, выволакивает больного с черепно-мозговой травмой. Больного, которому Главный врач настоятельно остаться в больнице и провести дополнительное обследование через 12 часов.

 

Сиренко Виктор Иванович НЕ ОБЕСПОКОЕН, ему НОРМАЛЬНО. он видимо Главный врач по"призванию" некоему особенному. из его РЕАНИМАЦИИ уволакивают по полу в БОЛЬНИЧНОМ одеяле человека, а ему плевать не только на ЧЕЛОВЕКА, кандидата на пост Президента Беларуси, но и на больничное ИМУЩЕСТВО.

 

Жена Некляева - Ольга - удивительная женщина. Спокойно, твердо все описала и рассказала сотрудникам Октябрьского РОВД:

 

"Все время в палате находилась медицинская сестра, постоянно заходил Главный Врач. примерно в 0.20 медсестра сказала, что Некляеву нужно отдохнуть, выключила свет и вышла. За пару минут в палату входила другая сотрудница больницы и они тихо поговорили. Через несколько минут после того, как медперсонал вышел в темную палату вломилось примерно 7 человек в штатском.

 

Ольгу оттеснили к стене, она стала кричать и звать на помощь. Некляева сволокли с кровати, завернули в одеяло в чем он был в реанимационной палате и по полу поволокли. Ольгу закрыли в палате. двое в штатском, потом  позвали милиционера в форме, который в больнице ПОРЯДОК ОХРАНЯЕТ и велели ему подежурить возле двери и после того, "как женщина успокоится выпустить ее". Милиционер "заступил на пост", дождался пока "в штатском" уедут и открыл палату."

 

Я показала сотрудникам РОВД Октябрьского района вывеску "ведется видео наблюдение" - это вывеска на двери приемного покоя. они сказали, что там со всех сторон камеры и съемка входа (выхода), холла, коридора ведется со всех сторон. Они сказали, что

  в 9 утра приедут техники больничные и они (милиционеры) попробуют получить видеозапись. я сказала, что завтра в 9 утра этой записи уже может не быть. на меня посмотрели с пониманием, но сказали, что до 9 они (сотрудники Октябрьского РОВД) к записи и к техникам доступа иметь не будут.

уже утром по бел телевизору во всю транслировади Сиренко Виктора Ивановича, который, знаете с легкой  усмешкой так говорил, что совершенно легкие ушибы были у Некляева.

 

Сиренко Виктор Иванович! Когда вы поняли, что семья Некляевых  остается в больнице, что пресса, получив это сообщение покинула больницу, вы дали команду медперсоналу покинуть палату, наверное и медицинской сестре - покинуть пост реанисмационного отделения. вы знали что и как будет дальше происходить. вы дали команду отвечать официально, что Некляев в 0.40 выписался и ушел своими ногами. вы врали мне в глаза (уже навверное записав на бт этот дряной репортаж), что понимаете о чем я вас прошу, вы были уверены, что милиция  на наш вызов не приедет. когда милиция нас опрашивала вы пришли проконтролимровать - вы были удивлены.  вы омерзительны, просто омерзительны.

до настоящего момента адвокат Некляева не получила возможности увидеть Некляева. мы волнуемся о состоянии его здоровья.



Членам Совета (Рады)  Белорусского хельсинкского комитета:

Павлу Левинову, Игорю Масловскому, Владимиру Кравченко, Василию Бересневу,

Евгению Чепурышкину, Гарри Погоняйло

 

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

 

Уважаемые коллеги!

 

Сегодня до 12 часов дня было открыто для подписания совместное заявление беларуских правозащитных организаций (http://spring96.org/be/news/37639) о ситуации, которая складывается вокруг подготовки и проведения 14 ноября 2010 года Конференции в рамках проекта "Развитие потенциала для сотрудничества государственных и общественных организаций" (инициатор и руководитель проекта - председатель правления ОО "Центр "СКАФ", член ОКС Юрий Загуменнов). В рамках этого проекта Олег Гулак, как руководитель БХК и/или член общественно-консультативного совета при Администрации Президента  был участником мероприятий  проекта и участником ознакомительной поездки во Францию для изучения опыта взаимодействия государства и общественных организаций. По итогам этого проекта беларускому гражданскому обществу предлагается «вертикальная» схема «взаимодействия»  организаций гражданского общества и государственных органов (прототип ОКС). В публичных заявлениях руководитель проекта Юрий Загуменов постоянно ссылается на то, что по вопросам прав человека все согласовано с правозащитными организациями в лице БХК.   Как следует из программы Конференции, запланированной на  14 ноября Олег Гулак является  модератором секции о правах человека в результате работы которой должно последовать заявление о том, что создана платформа взаимодействия государства и правозащитных организаций по вопросам прав человека.

 

Вчера руководитель БХК Олег Гулак в числе первых был ознакомлен с проектом  заявления беларусских правозащитных организаций, принял участие в его обсуждении, внес свои замечания и предложения по тексту заявления. Олег Гулак был проинформирован о том,  в какой срок правозащитные организации могут определить свою позицию и присоединиться к заявлению. Руководитель БХК сказал о том, что без согласования с Советом  организации не может подписать заявление, что было воспринято с пониманием и уважением к внутренним демократическим процедурам организации.  

 

Сегодня практически все устойчивые беларусские правозащитные группы солидарно выразили свою консолидированную позицию относительно инициативы  по созданию в спешном порядке имитации взаимодействия государственных органов и правозащитных групп по вопросам прав человека. До конца дня от БХК не последовало заявления о подписании.

 

В связи со сложившейся ситуацией, 

считаю необходимым задать Вам, членам коллегиального руководящего органа старейшей и зарегистрированной правозащитной беларусской организации, следующие вопросы:

1. Осуществил ли Олег Гулак обсуждение этого вопроса с Вами (вчера или сегодня)?

2. Неприсоединение БХК к заявлению правозащитных организаций – это коллегиальное решение руководящего органа БХК или самостоятельное  решение Олега Гулака – руководителя БХК и/или  члена общественно-консультативного совета при Администрации Президента (в котором руководитель БХК участвует в личном качестве)?

 

Дополнительно прошу информировать меня о том, когда будет принято решение по моему заявлению о вступлении в члены БХК. С момента подачи мною заявления прошло более полугода.

 

Прошу Вас ответить на мои вопросы.

Если Вы не были ознакомлены с заявлением правозащитных организаций,  то прошу Вас до 12 часов 12 ноября 2010 принять соответствующее решение относительно подписания заявления БХК.   

 

текст обращения беларусских правозащитных организаций во вложенном файле.

С уважением,

Елена Тонкачева